В 2011 году я написал небольшой текст про палаты Украинцева, в которых, на тот момент, мы счастливо обитали с нашей “Киносредой”.  Текст с сайта Киносреды пропал и я решил его повторить  здесь, у себя.

ДОМ ОРИГИНАЛ.


На доме номер семь по Хохловскому переулку висит мемориальная табличка “Палаты Е.И. Украинцева XVII век. Московский архив коллегии иностранных дел.  В 1836 дом посещал Пушкин Александр Сергеевич”.  Достаточно много для одного здания, но  история “Оригинала”, как его знают сейчас, намного многограннее.  Здесь возводили на трон русскую императрицу, здесь обитала  святая, жил фельдмаршал и умер великий русский историк.  Многие русские писатели, историки, поэты и композиторы жили и работали в этих стенах. Итак, мы начинаем!

В  80х годах XVII века дьяк  посольского приказа, а это, переводя на современный язык, заместитель министра иностранных дел, Евгений  Игнатьевич Украинцев (или Емельян Игнатьевич в других источниках) на полученном в награду за службу участке земли на Хохловском переулке строит себе новые палаты. Надо сказать, что в XVII веке вся территория, прилегающая к Покровскому бульвару, а на то время, прилегавшая к крепостной стене Белого города, была заселена малороссами (выходцами из Украины). Именно поэтому переулок называется Хохловским , тут  же ,недалеко, на Маросейке , в районе пересечения с Большим Златоустинским переулком, находилось Малороссийское подворье.

Дьяк Украинцев был  видной политической фигурой рубежа XVII-XVIII веков. Украинцев был “дипломатом от бога”, будучи ближним человеком Василия Голицына (фаворита царевны Софьи) остался на  своем посту и с началом царствования Петра I.Не имея никакой протекции, Украинцев в короткий срок сделал головокружительную политическую карьеру. В качестве русского посланника Украинцев  выполнял миссии в Швеции, Голландии, Польше. При Петре Великом Украинцев, как глава МИДа , занимался организацией “Великого посольства ”  Петра Великого  1697-1698 годов.Самым важным достижением Украинцева считается миссия в Константинополе, где в 1699-1700 после русcко-турецких войн конца XVII века он заключает выгодный для России 30-летний мир с Турцией.

В Константинополе  Украинцев  выступал в защиту притесняемых православных греков, вот что пишет по этому поводу Костомаров: “Украинцев, по наказу своего государя, ходатайствовал о преимуществах православных греков, относительно святых мест. Это был первый шаг к тому заступничеству за турецких христиан, которое потом так часто повторялось в русской истории и служило поводом к столкновениям с Турцией. На этот раз турки отклонили вмешательство России, объяснивши, что вопрос этот относится к внутренним делам, до которых нет чужим дела, но дозволили русским богомольцам посещать священные места”. В благодарность  патриарх Досифей наградил Украинцева – передал ему мощи преподобной Марии Египетской , которые хранились в доме Евгения Игнатьевича на Хохловском переулке до 1707 года , когда Е.И. Украинцев  пожертвовал их Сретенскому монастырю . 1708 году Украинцев скончался во время дипломатической миссии в Венгрию, где и был похоронен.

Здесь стоит, наверное,  рассказать о Марии Египетской, в каком-то роде тоже обитавшей в доме № 7. Блудница, которая жила в Египте в IV веке, желая изменить собственную жизнь, присоединилась  к паломникам в Иерусалим к Гробу Господню. В Иерусалиме, попытавшись войти в храм, она поняла,  что какая-то сила не пускает ее внутрь. Помолившись в притворе храма Богородице,  она  все-таки смогла попасть в храм и вознеся благодарственную молитву услышала:  «Если перейдёшь за Иордан, то обретёшь блаженный покой». Послушавшись, Мария приняла причастие и удалилась в пустыню на 47 лет. Единственный человек который ее видел после этого был иеромонах Зосима, в пустыне он повстречал отшельницу, которая цитировала, чудесным образом узнанные ею  тексты священного писания. Мария попросила его придти  через год причастить ее, когда же он вернулся через год, она перешла ему навстречу через реку Иордан, как по суше. На следующий год, придя на назначенное место, Зосима находит тело Марии и послание рядом с ней из которого он понимает, что, зная час своей смерти, она, причастившись, перенеслась сюда. Мощи этой святой  хранились в доме на Хохловском в специальной раке, которая сейчас выставлена в Историческом музее.

Так как по смерти Украинцев наследников не оставил, дом отошел в государственную казну и был подарен Михаилу Михайловичу Голицыну видному военачальнику петровских времен.  Михаил Голицын начал свою военную карьеру барабанщиком Семеновского гвардейского полка, а закончил ее в чине генерал-фельдмаршала. Он участвовал в сражениях при Нарве, Нотебурге, Ниеншанце. В 1708 он разбил отряды генерала Рооса у села Доброго отличился в битве при Лесной. В Полтавском сражении Голицын руководил гвардией,  в 1714 участвовал в Гангутском сражении.  Именно Михаил Голицын одержал решительную победу в последнем крупном сражении Северной войны – “битве при Гренгаме”. При Екатерине I в 1728 году он становится членом Верховного Совета, высшего совещательного органа страны.  При Петре II , когда столица была временно перемещена в Москву, Голицын жил в своем доме на Хохловском.  Вероятнее всего тут же  в доме на Хохловском  Верховный совет,  договаривался о призвании на трон дочери Ивана Алексеевича  курлянской герцогини Анны Иоанновны!  Отсюда из дома на Хохловском Голицын возил подписывать Анне Иоанновне те самые “кондиции”,  условия, ограничивающие ее самодержавие на троне.

В тот же 1730 год по вступлению на трон Анны Иоанновны Михаил Голицин умирает и дом на Хохловском наследует его сын Александр Михайлович Голицын. Герой Семилетней войны Александр Голицын, жил в Петербурге, поэтому свои московские палаты он   1770 году продает Московскому архиву Коллегии иностранных дел за 11 тысяч рублей. Архив просуществует на новой территории более ста лет.

Ко времени покупки  Московский Архив  спасался от сырости, крыс и мышей, от которых гибли ценнейшие исторические документы XIV-XVII веков.  Надежные каменные палаты на Хохловском перестроили под  “хранение” : навесили железные двери решетки, сменили деревянные полы на чугунные. Сухость, тепло и никаких грызунов.

Вскоре, вторым  управляющим архива становится  выдающийся русский историк и архивист Николай Николаевич Бантыш-Каменский. С 1800 года Бантыш-Каменский главный управляющий архива.  В 1812 году, узнав о приближении Наполеона, он подготовил уникальный архив к эвакуации. Перевезя архив  во Владимир, а потом в Нижний Новгород Николай Николаевич  узнал, что здания архива в Москве с некоторыми оставшимися в нем документами уцелело после московского пожара, но все его подмосковные имения и московский дом со всем имуществом  сгорели.  Поэтому  вернувшись в Москву разорившийся  Бантыш-Каменский  жил во флигеле при архиве в тут же – доме на Хохловском.  Где и скончался в январе 1814 года спаситель архива,  великий русский историк и архивист.

В 1803-1805 в архиве работал с документами для “Истории государства Российского” Николай Михайлович Карамзин. Александр Сергеевич Пушкин работал здесь в архиве с материалами по русской истории петровских времен и времен пугачевского бунта в 1836 году.

В первой половине XIX века дом на Хохловском  стал одним из главных центров изучения отечественной истории. В архиве служили многие известные литераторы  П.И.Бартенев, В.А. Веневетинов, И. В. Киреевский. Работали здесь  и будущие члены литературного общества “Арзамас”  братья Тургеневы, Д. В. Дашков, Д. Н. Блудов.

В 1874 году  Архив  перебирается из ставшего ему тесного здания на Хохловском в новое здание и  для ”Дома Семь” начинается  новая эра – музыкально-типографская. Дом передается Московской Консерватории, которая продает его Петру Ивановичу Юргенсону. До того как  Юргенсон стал обладателем Дома он работал в нотопечатнях мастером в Санкт-Петербурге потом в Москве, где  познакомился с основателем Московской консерватории Николаем Григорьевичем Рубинштейном,  и при его финансовой поддержке  Петр Иванович открывает собственное производство. Дело быстро развивается , в переулке на Ивановской горке появляется самое известное русское нотное издательство. Если у вас дома лежат дореволюционные ноты , с наибольшей вероятностью на них будет написано “Издательство Юргенсон”. Именно Юргенсон был первым издателем многих произведений П.И.Чайковского и его близким другом. Чайковский посвятил ему романс «Падает слеза…».  Петр Иванович выпустил и первое собрание сочинений М. И. Глинки. 1895 году, из-за нехватки места, Юргенсон решает пристроить новый корпус к палатам, тот  кирпичный, который сейчас смотрит на “морозовский сад”. В 1904 году после смерти Петра Ивановича  дело переходит к его сыну Борису Петровичу Юргенсону.

В 1918 году после “Декрета о национализации” фирма Юргенсона прекращает свою работу, типография становится Государственным музыкальным издательством (Госмузиздат).  После “Госмузиздат”  переименовывается сначала  в “Музгиз”, позже в  издательство “Музыка”. Издательство “Музыка”  переезжает, а в “Дом Семь” въезжает  заведение  с лирическим названием “Типография №8”.

В постсоветский период на территории “Дома Семь” появляется сквот и постепенно в Доме начинают появляться творческие люди разных направлений.  Дом  стал местом кинопоказов, выставок, танцевальных классов, дизайнерских мастерских всех направлений, да  и просто встреч многих замечательных людей, но об этом  мы допишем лет через двадцать.

Василик Олег.

Источники:Статья Сергея Чиркова (ЖЖ Ивановская горка), Сайт Издательства Юргенсон (О нас), сайт МИД (Статья о дьяке Украинцеве) , Wikipedia.org (биографические статьи о Юргенсоне, Марии Египетской, Михаиле Голицыне и др. ), Литературная газета (статья Александра Васькина).

Фото : Photomachine.ru, ЖЖ Ивановская Горка, Wikipedia.org, Biografija.ru, Jurgenson.ru, Music-izdat.ru, Ozon.ru., Журнал Московское Наследие №7 /2008