Рассказ о «Летнем домике» в Нескучном саду, который на время приютил «Киносреду». Эта статья писалась непривычно долго: я перепроверял разные факты, боролся со скучным изложением и шаблонами. Возможно, мне просто надо было бросить ее писать, но мне ужасно хотелось поделиться всем этим «знанием» с вами, пока мы еще ходим в этот гостеприимный дом.  Конечно, статья про домик, но я не мог опустить историю самого Нескучного сада, правда, сжав ее до предела (ну в моем понимании; в скобки далее вставлено то, что интересно только «занудам типа меня»).

Это вид с Воробьевых гор на излучину Москвы-реки, снятый в наводнение 1908 года. Мы видим Новодевичий монастырь, залитые луга вокруг (будущие Лужники), справа вдали Андреевский монастырь, а на горе правее его Мамонова дача

(NB : ПРИ НАЖАТИИ ФОТО ОТКРОЕТСЯ В ПОЛНОМ РАЗМЕРЕ)


Итак, мы начинаем! Высокий правый берег Москвы-реки был обитаем очень давно. Если немного пройти по набережной из Нескучного в сторону Воробьевых гор, а за Андреевским монастырем повернуть налево, поднимаясь, вы «упретесь» в забор «Института химической физики им. Н.Н. Семёнова», находящегося в зданиях усадьбы «Мамонова дача» (владельцем которой был Дмитриев-Мамонов – хозяин также небезызвестных Дубровиц и основатель «Ордена русских рыцарей»).

На этом месте уже в VIII–VII веках до Рождества Христова стоял настоящий город дьяковской культуры – «Мамоново городище» (большинство историков склоняется к тому, что это были угро-финны, но точно никто не знает). Наш же домик стоит в полях рядом с этим городом. Вы заметили, как много в Нескучном глубоких оврагов? В археологии это считается одним из признаков того, что люди на этом месте обитали очень долго, вырубали леса под поля, которые потом долго размывали ручьи.

В Средние века Нескучный незаметен в истории, хотя недалеко от него находился Крымский брод (на месте современного Крымского моста), который использовали татары при набегах на Москву. Возможно, именно поэтому земли здесь долго не заселялись. В XVI веке рядом появляются Донской и Андреевский монастыри, а также царская резиденция на Воробьевых. В  XVII веке где-то рядом (в районе современной Якиманки, ближе к Октябрьской площади) Минин громит гетмана Ходкевича, а по «Ленинскому проспекту» мимо Нескучного бежали поляки.

Фрагмент карты начала XVII века. Серым кружком отмечено примерное место будущего «Летнего домика». Крепостная стена Земляного города проходит по современному Садовому кольцу, справа в излучине реки стоит Новодевичий монастырь

История же самого Нескучного начинается в XVIII веке с дворянских ближних подмосковных имений. Современный Нескучный был поделен на несколько больших усадеб, я расскажу здесь о трех основных.

Время постройки «нашего» домика в разных источниках разное – это либо 1796, либо 1804 год. Одно известно точно – в этот момент имением на Москве-реке владело семейство Орловых. Это были те самые братья, которые помогли Екатерине II взойти на престол, также, вероятно, именно они «помогли» Петру III «отойти на тот свет».

Имение Орловых включало в себя только часть современного Нескучного сада: территорию, принадлежащую сегодня РАН, а также весь сад на юг примерно до «Ванного домика» (включительно). «Летний домик» использовался как чайная беседка – своего рода «шалаш» при усадьбе Орловых.

Портрет П.А. Демидова. Д.Г. Левицкий. 1773 год

До Орловых самым известным владельцем этого «участка» был Прокофий Акинфиевич Демидов, сын известного сибирского промышленника. Как это часто бывает, сыну промышленника ботаника и садоводство были интересней тяжелой индустрии. Даже на парадном портрете он стоит с лейкой и цветами. Заводы отца он продал, а на вырученные капиталы он создавал ботанические сады и помогал сиротам (основал в Москве Демидовское коммерческое училище, сделал многотысячные пожертвования на Московский университет, вносил миллионные вклады в строительство Московского воспитательного дома). Демидов также был известен своими выходками и чудачествами, как-то раз, например, он послал вместо финансов, обещанных попечительному совету Воспитательного дома, скрипки по количеству участников данного совета, явно намекая, что они могут и сами зарабатывать. Екатерина II отзывалась о нем как о «дерзком болтуне».

В своем имении Демидов создал один из первых ботанических садов в России. Объем работы можно представить, узнав, что в процессе создания у Демидова 700 человек 2 года занимались только выравниванием территории под сад и закапыванием оврагов. Сад находился на территории между его трехэтажным каменным дворцом (сейчас Президиум Российской академии наук) и берегом Москвы-реки (Театр музыки и драмы Стаса Намина).

Этот сад был описан в 1781 году академиком Палласом.

«…Сад сей не только не имеет себе подобного во всей России, но и со многими в других государствах славными ботаническими садами сравним быть может как редкостью, так и множеством содержащихся в нем растений…»

С именем Демидова и сада связана одна из легенд о появлении названия «Нескучное». Раздражаясь на посетителей, срывавших цветы в его саду, он придумал вместо гипсовых статуй расставлять на клумбах с диковинными цветами вымазанных мелом сторожей, которые окликали всех, кто намеревался сорвать редкое растение. Рассказы о говорящих статуях привлекли в сад еще больше посетителей. Возможно, что именно в это время и возникло нынешнее название – Нескучный сад (хотя я за версию с усадьбой Трубецких, о которой расскажу ниже).

Нескучный сад

1. Дворец Демидова, построенный в 1756 году архитектором П. Иестом. Позднее главный дом усадьбы Орловых. При Николае I – Александринский дворец. Сейчас Президиум Российской академии наук.

2. Фонтан «Мальчики» скульптора Ивана Петровича (Джованни) Витали. Перенесен в 1934–36 годах с Лубянской площади, где стоял с 1835 года.

3. Манеж, построенный при Алексее Орлове-Чесменском, ныне Минералогический музей.

4. «Летний домик» А.Г. Орлова-Чесменского.

5. «Ванный домик» в Нескучном саду.

6. Въездные ворота в Александринский императорский дворец, скульптуры авторства Витали.

7. Вход в Нескучный сад.

8. Беседка-ротонда в честь 800-летия Москвы.

9. «Охотничий домик» Н.Ю. Трубецкого на краю Андреевского оврага


После смерти Демидова имение приобрели Вяземские. Сад медленно приходил в запустение, когда имение купил для себя Федор Григорьевич Орлов, брат Григория Григорьевича (фаворита Екатерины) и Алексея Григорьевича Орлова-Чесменского.

Ему понравились земли на Большой Калужской (вероятнее всего, дача «Голубятня», 2-й Верхний Михайловский пр., 2), на которых жили братья Алексей и Иван. И он в 1775 году решил купить имение по соседству.

«Дядюшка граф Федор Григорьевич не живет у нас более по-прежнему, но у дядюшки графа Алексея Григорьевича, подле которого купил место для построения дома».

Участник переворота, генерал-аншеф, кавалер Георгия II степени – Федор Орлов, выйдя в отставку, занимался Нескучным, успел перестроить главный дом и, возможно, запланировал постройку «Летнего домика».

Портрет Федора Григорьевича Орлова. Д.Г. Левицкий. 1785 год


Вероятнее всего, в доме в Нескучном скончался его брат, впавший в безумие по смерти своей жены, Григорий Орлов – первый фаворит Екатерины II (и отец их внебрачного сына – Алексея Бобринского).

Несмотря на то что у Федора Орлова осталось пять внебрачных сыновей и две дочери, Нескучное он завещал своей «законной племяннице» – 11-летней Анне Алексеевне Орловой-Чесменской.

1796 году в реальное владение усадьбой вступил ее отец – Алексей Григорьевич Орлов-Чесменский. Самый активный участник переворота, победитель при Чесме (это близ современного Измира в Турции), похититель княжны Таракановой из Ливорно (помните картину Флавицкого), к этому времени он давно отстранен от политики. Но в 1796 Павел I устраивает перезахоронение отца – Петра III. Зная о роли Алексея в перевороте и, возможно, убийстве отца, он приказал тому нести императорскую корону перед погребальной процессией. Очевидцы вспоминали, что граф «зашёл в тёмный угол и взрыд плакал…с трудом отыскали, а еще с большим трудом убедили его взять корону в трепетавшие руки». После этого Алексей покинул Россию вместе с дочерью и вернулся только после смерти Павла.

Вернувшись, Орловы занимаются украшением парка, тут и появляется вторая, более вероятная, дата постройки «Летнего домика» – 1804–1806 годы.

Перезахоронение Петра III в 1796 году. Погребальная процессия (фрагмент). На фоне процессии выделяются царский жезл-скипетр и Большая императорская корона, которую по приказанию Павла I несли граф А. Орлов, князь П.Б. Барятинский и П.Б. Пассек — участники убийства императора

«Сад графа в Нескучном был расположен на полугоре, разбит на множество дорожек, холмов, долин и обрывов и испещрён обычными постройками в виде храмов, купален, беседок; все памятники и постройки в этом саду напоминали подвиги и победы графа».

«Летом ни одного праздника, ни одного воскресенья не обходилось без того, чтобы в саду графа не было каких-либо торжеств и праздников».

Тогда же вместе с «Летним домиком» на берегу Екатерининского пруда построили «Ванный домик», а рядом с дворцом (Президиум Российской академии наук) возвели здание манежа (Минералогический музей) и конюшен. Надо напомнить, что Алексей Орлов был не просто страстным любителем лошадей, именно на его заводах была выведена новая порода – Орловские рысаки. Его дочь Анна поражала всю Москву своей «джигитовкой» на праздниках в Нескучном, протыкая пикой яблоки на всем скаку. Алексей Орлов умер здесь же в 1808 году, его похоронили рядом, в Донском монастыре. Анна была потрясена смертью отца.

«…Не знавшая дотоле печали и горя, поражённая смертию родителя, лишилась чувств и оставалась четырнадцать часов без признаков жизни. Лишь только она надела чёрное платье, как в присутствии окружающих подошла к иконам и пав на колени, рыдая произнесла: “Господи! Ты взял мою мать, которой я не знала, теперь Тебе угодно взять моего отца, будь мне вместо матери и отца, руководствуй всеми поступками моей жизни”».

Лубянская площадь. Фонтан Витали «Мальчики», который в 1936-м перенесли с Лубянской площади и поставили перед Александинским дворцом

После этого она расторгла помолвку со своим женихом и выбрала религиозный путь, правда, так и не приняв монашеский постриг до самой смерти (хотя есть и другие гипотезы). К концу жизни Анна Орлова-Чесменская жила при опекаемом ею Юрьевом монастыре в Новгороде, куда перевезла останки Алексея, Григория и Федора Орловых.

Великий Пожар 1812 года не повредил «Майский дом», как тогда называлась усадьба. Тогда же ее выбрал для «квартир» генерал Лористон. Тот самый Лористон, которого Наполеон посылал к Кутузову, требуя «мира во что бы то ни стало».

Посол граф Лористон в ставке Кутузова. Н.П. Ульянов

После войны 1812 года самым заметным событием в «Майском доме» (Нескучном) был бал, данный Анной Алексеевной Орловой-Чесменской в честь коронации Николая I и его супруги Александры Фёдоровны (Фридерики Луизы Шарлотты Вильгельмины Прусской) в 1826 году.

(Я приведу дальше длинную цитату, простите, я не смог убрать ни строчки.)

«Бал, данный текущего месяца графинею Анной Алексеевной Орловой-Чесменской, совершенно в другом вкусе, чем праздник князя Николая Борисовича Юсупова. Это то, что называется в области изящного grandioso; это такой бал, какой доселе мог дать только владетельный государь. Вообразите залу 80 аршин длины, и вы не удивитесь, что тысяча персон весьма свободно в ней помещалась, что нужно было 7000 свеч, чтобы осветить ее! Гигантские деревья южного климата, обрезанные кронами и поставленные против каждого окошка в позлащенных чанах, сливали свою зелень с блеском позолоты и пурпуром богатейшей драпировки, коею была убрана сия зала. Под колоннадою, составляющею хоры, расставлены были карточные столы, так что игравшие могли видеть танцевавших, могли разделять истинное веселье, царствовавшее в сем храме удовольствий, оживотворенное участием августейших посетителей, приветливостью и вниманием почтенной хозяйки. В полночь открылся занавес, закрывавший ход в пристроенную галерею, и гости вслед за государем и царскою фамилиею вошли в драгоценную турецкую палатку, огромность коей можно некоторым образом постичь, узнав, что в ней был ужин на 500 кувертов. Царский стол находился посредине в полукруглой нише, а от него два стола поперечь для мужчин и шесть для дам в длину, по три на каждую сторону. Излишне кажется говорить о великолепии столовых убранств, об освещении зал, о богатстве ливрей на слугах, о прекрасной иллюминации двора и сада и т. п. Заметим только, что царская фамилия кушала на золоте и драгоценнейшем фарфоре, а для всех прочих приборы были на серебре. Палатка сколько пленила всех красотою, столько же достопамятна и тем, что сделана на подобие той, которая была подарена султаном бессмертному герою, знаменитому родителю хозяйки, заставившему трепетать гордый Стамбул и истреблением флота его при Чесме.

Сей прекрасный бал кончился не прежде 5 часов за полночь. Государь император, государыня императрица и великая княгиня Елена Павловна изволили уехать в третьем часу; великий князь Михаил Павлович оставался несколько долее, его высочество принц Карл – до самого конца».

Александра Федоровна с детьми

Вероятно, после этого бала императорской чете захотелось приобрести себе это имение. И в 1832 году Николай I купил его для своей жены за один миллион пятьсот тысяч рублей. Дворец  стал называться Александринским летним в честь Александры Федоровны. Все усадьбы, входящие ныне в Нескучный сад, в 1830–40-х были скуплены императорским дворцовым ведомством и объединились в одно владение, став монаршей резиденцией. Мы можем с уверенностью предположить, что все последующие российские императоры хотя бы раз побывали в Нескучном и, вероятно, посещали балконы «Летнего домика» с великолепным видом на Москву.

Что же они видели с балкона «Летнего домика»? Они видели всю излучину Москвы-реки, заливные поля, слева вдалеке был хорошо виден Новодевичий монастырь, справа ближе Хамовнические казармы, а за ними еще правее начиналась Москва. Тогда город далеко не выходил за пределы Садового кольца.

Панорама Москвы с храма Христа Спасителя. Альбомы Найденова. 1867 год. В центре Москву-реку пересекает Крымский мост (на месте Крымского брода), левее Садовое кольцо разделяет два поля, где ныне находятся ЦДХ (ближе) и Парк Горького (дальше). Вдалеке слева виден лес – это Нескучный сад, в котором, если присмотреться, на берегу виден «Летний домик»

Теперь самое время коротко рассказать истории двух соседних имений, из которых императорская фамилия «собрала» Нескучный. Вернемся в XVIII век и начнем с усадьбы Нескучное Никиты Юрьевича Трубецкого, именно от нее, вероятнее всего, перенял название парк (хотя легенда с «белеными» сторожами тоже хороша). Генерал-прокурор с двадцатилетним стажем, генерал-фельдмаршал, кавалер ордена Андрея Первозванного и короткое время генерал-губернатор Москвы Н.Ю. Трубецкой заказал постройку своей усадьбы у Дмитрия Васильевича Ухтомского. Его мы знаем по уничтоженным в ХХ веке Красным воротам и по ныне существующему храму Никиты Мученика на Басманной (думаю, участники «Киносреды» в Саду им. Баумана помнят ее напротив входа с Басманной).

Нескучный загородный дом Н.Ю. Трубецкого. Архитектор Д.В. Ухтомский. Вид в перспективе загородной усадьбы Н.Ю. Трубецкого


Усадьба занимала территорию от Андреевского оврага примерно до беседки 800-летия Москвы. Дворец в Нескучном был шедевром елизаветинского барокко, в наши дни от всего комплекса осталось одно строение – «Охотничий домик», упомянутый Ухтомским в альбоме как каменная «галерея, стоящая на острову». Большинство моих знакомых знают «Охотничий домик» как дом, где снимается «Что? Где? Когда?», сейчас там полным ходом идет реставрация.

Сытин писал, что «…к 1783 году первый владелец этой территории разбил здесь небольшой парк в «версальском стиле» – с подрезанными в виде пирамид и кубов деревьями, проложил по нему дорожки, обустроил гроты, а через ручьи перекинул мостки. Вокруг большого дома были разбросаны беседки. Хозяин повелел посадить в своем имении фруктовый сад, построить оранжереи и даже завел зверинец».

Нескучный сад. Фрагмент карты Хотеева. 1852 год

1. Александринский дворец. Сейчас Президиум Российской академии наук.

2. Манеж, построенный при Алексее Орлове-Чесменском, ныне Минералогический музей.

3. «Летний домик» А.Г. Орлова-Чесменского.

4. Бывшее владение Н.П. Голицыной.

5. «Охотничий домик» Н.Ю. Трубецкого.

6. Андреевский овраг

Следующим заметным владельцем этой усадьбы стал в 1821 году гвардии отставной поручик князь Лев Александрович Шаховской.

В 1825 году Шаховскому сообщили, что в его усадьбе есть минеральные воды, он затеял создание таких московских «минеральных вод», но эксперимент закончился для него плачевно – москвичи воды не пили, в ваннах не сидели, а тут еще открылось заведение Лодера на Остоженке (это от него, возможно, пошло «Лодеря гонять» и, собственно, слово «лодырь»). В общем, полнейшее разорение. Расстроенный Шаховской уезжает из Москвы и в 1826 году перепродает свою усадьбу дворцовому ведомству.

Но между его участком и бывшим имением Орловых находилось последнее частное владение. Усадьба прототипа «Пиковой дамы», или, как ее еще называли, «усатой княгини», – Натальи Петровны Голицыной (Чернышёвой). Дочь дипломата и сенатора, она родилась в Берлине,  училась в Лондоне и была представлена при дворе Людовика XV. В ее жизни было и знакомство с Сен-Жерменом.

Княгиня Наталья Петровна Голицына, урожденная Чернышёва, с сыном Пётром (1767–1773). Более известен портрет пожилой Голициной, строгой и страшной, но лично мне нравится этот вариант, возможно, именно тогда молодая Наталья Петровна познакомилась с Сен-Жерменом

Наталья Петровна послужила Пушкину прототипом «Пиковой дамы». Согласно легенде, князь Голицын-Фирс, начисто проигравшись в карты, в отчаянье бросился к Голицыной с мольбой о помощи. А она поделилась с невезучим родственником тайной трех карт — тройки, семерки и туза…  И он тут же отыгрался.

Большую часть имения Голицыной составлял парк, дом стоял над рекой (но точное его местоположение никому не известно). Голицына обладала крутым и своенравным характером и не пожелала уступить свое поместье даже императору, завещав при этом не продавать его еще 5 лет со дня ее смерти. И только выждав завещанный графиней срок, наследники продали имение дворцовому ведомству.

В XIX веке большая часть Нескучного была открытым городским парком. Хотя Нескучный и был закрыт для публики некоторое время: в 1890–1905 годах, будучи летней резиденцией Московского генерал-губернатора Сергея Александровича Романова (которого убил бомбой Иван Каляев). Так что на балконе «Летнего домика» бывали его жена Елизавета Федоровна (основательница Марфо-Мариинской обители) и ее сестра с мужем – последним русским императором.

Нескучный сад. Летний дом

После революции, в 1923 году, рядом с Нескучным на месте бывшей общегородской свалки (современный Парк Горького) проводится Всероссийская сельскохозяйственная и кустарно-промышленная выставка. А в 1928-м на ее месте открывают Первый парк культуры и отдыха. Нескучный сад уже тогда «придают» Парку культуры, и в «Летнем домике» появляется «Военный городок», где граждане могли научаться пользоваться оружием и даже посмотреть на танк. 27 июня 1930 года здесь отмечали 25-летие годовщины восстания на «Потемкине», поэтому под окна пригнали миноносец для роли «Броненосца Потемкина».

Празднование юбилея восстания на броненосце «Потемкин». Эсминец в роли «Потемкина» на рейде перед «Летним домиком». Особенно занимательна огромная фигура красноармейца рядом с домиком

Во время войны в Нескучном произошла еще одна занимательная история. В ночь с 30 ноября на 1 декабря 1941 года была осуществлена дерзкая высадка немецких парашютистов на Воробьёвых горах и в Нескучном саду с целью выкрасть Сталина. Вражеский десант был немедля уничтожен. Долгое время я считал это «байкой», но недавно нашел подтверждение этому в воспоминаниях Власова (говорят, что Шеленберг тоже об этом пишет, но я сам не читал). С тех же пор на краю Андреевского оврага, недалеко от «Охотничьего домика», стоит бронеколпак «последней линии обороны».

Осмотр танка в «Военном городке» (в сквере перед «Летним домиком»)

Скульптура «Беседа о Перекопе» Иннокентия Жукова в скверике перед «Летним домиком» (на тот момент «Военный городок»)

После войны в здании «Летнего домика» шла мирная библиотечная жизнь. До самого последнего времени здесь находилась библиотека, у которой (вероятнее всего, в 1947) появились симпатичные пристройки (стеклянные, по бокам) для размещения в них читальных залов. В 90-х я застал в сквере перед «Летним домиком» «Эгладор» – место, где собирались любители Толкиена (и просто фехтования деревянными дубинками) по четвергам. Сам же я с тех пор старался попасть внутрь «волшебного домика», но все время безуспешно. Пока не оказался здесь на фотосессии … правда, выпивший и в костюме осьминога, но радость от возможности постоять на балконе графа Орлова затмила 20 лет ожиданий.

Надеюсь, частичкой этой радости мы смогли поделиться с вами на «Киносреде» в «Летнем домике» графа Орлова в Нескучном саду.

Василик Олег.

! Огромное спасибо Марии Леоновой (Кравченко) за редакцию текста статьи.

Источники

1. Рублев Анатолий Дмитриевич. Центральный парк культуры и отдыха им. М. Горького (история и современность) // Самиздат [Электронный ресурс]. 2008.

2. Пыляев Михаил Иванович. Старая Москва. Рассказы из былой жизни первопрестольной столицы. Спб.: Изд-во А. С. Суворина, 1891.

3. Сытин Пётр Васильевич. История планировки и застройки Москвы: В 3 т. М., 1950–1972.

4. Загоскин Михаил Николаевич. Избранное / Составление и комментарии А. М. Пескова и О. А. Проскурина. М.: Правда, 1988.

5. http://ru.wikipedia.org

6. retromap.ru

7. pastvu.com

8. Личный архив фотографий О. Василика.